Mongolija (krievu valoda...)

  • 8 min lasīšanai
Волею судьбы мне и моей знакомой девушке Свете из Москвы довелось побывать в Монголии. Удивительная страна и еще несколько веков назад огромная империя Чингизхана лежит сегодня в стороне от латвийских туристических маршрутов. Но от этого не менее интересна. История нашего попаданию в Монголию заслуживает особого внимания. Возвращаясь из путешествия по Китаю и Вьетнаму мне была необходима российская транзитная виза (Света-гражданка России). Ее я хотел сделать в Пекине. Чтобы сделать транзитную визу для проезда по России, надо было купить билет на поезд Пекин-Москва. Сходив в ticket-office, мы узнали, что билет стоит 250 долларов, поезд ходит раз в неделю и билетов нет на две недели вперед. Ситуация не из прятных-торчать две недели, пускай даже в Пекине, не хотелось. Вдруг нам пришла в голову идея - почему бы не поехать в Россию через Монголию, а визу сделать в Улан-Баторе, столице Монголии? Тем более, что так нужный для визы билет на поезд от Улан-Батора стоит всего 90 долларов, поезда до Москвы ходят три раза в неделю, а монгольская виза в Пекине выдается в посольстве всем иностранным туристам с пожеланиями счасливого путешествия. Нужны только анкета, фотка и плюс 35 долларов консульский сбор. А если ехать из Латвии, то визу можно получить в Москве и в российском городе Улан-Удэ, от которого до Монголии всего каких-то 200 км. Получив через три дня паспорта с визами, мы собрались в путь. От Пекина до Улан-Батора можно добраться так. На поезде доехать до пограничного китайского городка, затем пешком через границу и вновь на поезд, но уже на монгольской территории. Нам такое удовольствие обошлось в 45 долларов на двоих. Получилось так, что мы, поехав через Монголию, не только сэкономили значительную сумму, но еще и посетили интересную страну. Когда еще доведется там побывать? Мы ехали от китайской границы через пустыню Гоби, поезд останавливался через 40-50 километров на маленьких полустанках, где стояло всего 2-3 дома. И ни одного деревца кругом, только колючки торчат из песка. Ими и питаются основные домашние животные монголов-верблюды, лошади, коровы. Вообще, территория Монголии в три раза больше, чем Франция, а вот население точь-в-точь как в нашей маленькой Латвии-два миллиона 400 тысяч. А в столице Улан-Баторе живет где-то 700 тысяч. Прибыв в Улан-Батор, первым делом мы купили билеты до Москвы и пошли в российское посольство оформлять визу, попутно осмартивая город. Впечатления от монгольской столицы получились неоднозначные. С одной стороны, центр города ничем не отличается от российских провинциальных городков в Сибири, есть и несколько микрорайонов, похожих на наш Ильгюциемс или Юглу. Хотя понравилось. Как будто лет на десять-двенадцать назад вернулся. Широкие и обшарпанные тротуары, старые российские троллейбусы, ларьки, даже памятник Ленину. И написано все русскими буквами, кириллицей, хоть и на монгольском языке. Монгольский язык показался нам несложным и даже немного забавным. Вот некоторые слова: “цайны газар”- кафе, “дуурь”- опера, “муур”-кошка, “поц”- батон. Между прочим, многие люди знают или понимают русский язык. Хотя, в отличие от соседнего Китая, где народ добродушный и улыбчивый, монголы не очень охотно идут на контакт, а когда что-нибудь спросишь, отвечают сквозь зубы или не отвечают вообще. Конечно, такие не все. Когда после визита в российское посольство мы начали искать гостиницу, нам помог доброжелательный молодой человек, хорошо говорящий по-русски. В Улан-Баторе достаточно много гостиниц стоимостью 10-15 долларов за номер, но некоторые из них откровенно советского типа, обшарпанные и неюутные. Да и дороговато для нас было. Сразу вспомнился жаркий Вьетнам, где в курортном городке Нья Чанг (типа Юрмалы) мы жили в номере со всеми удобствами за 5 долларов. Поэтому путешествующая молодежь предпочитает останавливаться в Улан-Баторе в так называемых гостевах домах (guest house). Guest house представляет собой 2-ухкомнатную квартиру с 7-10 кроватями, санузлом и кухней со всей неодходимой утварью в обычной пятиэтажке. Получается что-то типа общежития. И стоит недорого, 3-5 долларов с человека, как договоришься. Нам, конечно, удалось договориться подешевле. В guest house можно было готовить принесенные с рынка продукты, принимать ванну, стирать, смотреть телевизор, пить пиво, словом, вести себя, как в обычной квартире. И, конечно же, общатся с интересными людьми. Мы жили вчетвером. Нашими соседями были немецкая девушка Франка, которая ехала в Индию, и забавный француз по имени Пунше, работающий в Улан-Баторе в госпитале волонтером. Мне нравится общаться с иностранцами, ведь это хорошая возможность подтянуть английский язык. Однако молодые люди выразили желание научиться немного говорить по-русски. За несколько дней наши новые друзья усвоили некоторые полезные слова и выражения. Тем более, что француз собирался путешествовать по России. Наш guest house находился в самом центре Улан-Батора, на улице Мира, рядом с ценральной площадью. Площадь очень большая, но какая-то спокойная и пустая, в отличие от знаменитой пекинской площади Тяньаньмынь, по которой гуляют сотни туристов. В центре — памятник их революционному герою по имени Сухе-Батор, на коне такой, в национальной шапке с пикой. Потом там высится внушительное здание парламента и мавзолей, такой же, как в Москве на Красной Площади. Кажется, в мавзолее и лежит этот самый герой, которому памятник. Мавзолей закрыт, туда никого не пускают. Более того, его нельзя фотографировать. Но это не препятствие для нас. Потом еще на площади есть огромное здание, с колоннами и большой лестницей, театрального типа. Это, наверное, был Дворец культуры. А вот если отойти немного от центра, то начинается монгольская экзотика. А именно юрты, преимущественно из которых состоят ближние и дальние окраины Улан-Батора. Юрту в Монголии называют "гэр". В гэре почти всегда очень чисто, хотя как это удается при печке, запасе кизяка, пыли летом или грязи зимой, я не знаю. Планировка юрты в чем-то напоминает прланировку русской избы. Напротив входа, обращенного к югу, находится красный угол. Там расставлены буддистские иконы и семейные фотографии. Восточная половина-женская, а западная-мужская. Между прочим, в женской половине юрты днем кухня, а в мужской можно спать хоть весь день. Как видите, архитектура в Монголии нас не побаловала своими достопримечетельностями. Зато мы посетили несколько интересных музеев и ламаистских монастырей. В музее изобразительного искусства очень понравилась почти метровая маска демона из шариков красного коралла, с рядком белых черепов надо лбом. Музей назван именем Занабазара, который был выдающимся мастером художественного литья, ювелиром и живописцем, а также крупным политическим и религиозным деятелем. В музее можно увидеть двенадцать маленьких и очаравательных скульптур богини Тары. Существует легенда о том, что в отлитых из бронзы богинях он запечатлел образ своей любимой. Он женился на ней, нарушив обет безбрачия. Ламы отравили девушку, и, потрясенный ее гибелью, Занабазар увековечил ее образ в скульптурах богини Тары. А самый интересный музей города-это музей естественной истории, в котором собрана одна их лучших в мире коллекций динозавров. Экспонаты коллекции были добыты за многие годы труда различными международными экспедициями. Самым интересным экспонатом мы признали двух динозавров, хищника и травоядного, погибших во время драки. В музеи мы заходили совершенно бесплатно, объясняв музейным работникам, отлично понимающим по-русски, что мы путешественники из Латвии и России, возвращаемся домой и денег у нас не так много, как хотелось бы. Пускали без проблем, спасибо им за это! Cтоимость входа в музей примерно 2-3 доллара. За те пять дней, пока мне оформлялась российская виза, мы успели основательно изучить город. На южной окраине находится курган русско-монгольской дружбы. Внизу кургана почему-то стоит памятник-танк Т-34. Наверху, с панорамной площадки можно увидеть весь город. А также гору Богдо-Ула, на которой когда-то в детстве скрывался от врагов Чингисхан. С тех самых пор гора считается священной. Вообще, Чингисхана в Монголии чтут и уважают. Даже на всех денежных купюрах, монгольских тугриках, есть его изображение. На купюрах маленького достоинства – молодой Чингисхан, на крупных купюрах – пожилой Чингисхан. Интересное место в городе – центральный универмаг. На первом этаже - продукты, а наверху можно купить сувениры, футболки, кружки, изделия из кашемира, войлока, компакт-диски, книжки, географические карты и прочее. Все довольно дорого. Например, монгольская национальная шапка стоила 9 долларов, а на рынке точно такую же можно приобрести в три раза дешевле, что мы благополучно сделали. Кстати, о рынках. Их в Улан-Баторе несколько, но самый большой, так называемый в народе “черный” рынок или, по-официальному, Центральный. Состоит из нескольких больших крытых павильонов и торговых рядов. Вход платный, но совсем-совсем недорого - 2 сантима (это не шутка, 50 монгольских тугриков, 1 доллар равен 1200 тугрикам). На рынке можно купить продукты, даже картошку с морковкой и кофе, восточные ткани, набрать разных сувенирчиков — бронзовые скульптурки, курительницы для благовоний, подвески, браслеты и прочее, при этом поторговавшись. Продают национальную одежду и обувь. В общем, очень интересное место. Картошка и кофе на рынке нас порадовали. После двух месяцев в Китае, где кофе не пьют, а картошку подают мелко нарезанную, но сырую, хотелось, знаете ли кофейку с утра а на ужин жареной картошечки. Готовили, в основном, всегда, где жили. Но естественно познакомились и с монгольской кухней. Нам понравились “хашууры” (это такие чебуреки, только немного поменьше) и “буузы” (а это пельмени размером с мандарин). Съешь таких штучек пять-шесть и наелся, тем более, что они дешевы. И хашууры, и буузы продаются поштучно. 7-8 сантимов штучка. А еще есть “цуйван” (то же, что и макароны по-флотски), “бифштекс” и “котлет”. Все это дело можно запить “цаем”, зеленым чаем, в который добавляется сахар и молоко. Нам такой “цай” не понравился, предпочитали обычный черный. С сахаром, но без молока. И главное вот еще что в монгольских кафешках. Надо спрашивать, какое мясо. Может попасться баранина, а может и конина. Конина невкусная, жесткая и имеет специфический запах. Но блюда из нее немного дешевле. На рынке килограмм конины стоит 1 доллар. Попробовали мы и местный овечий сыр. Его внешний вид не очень эстетичен, но сам сыр сытный и вкусный, он даже заменяет зубную пасту, обладая сильным отбеливающим эффектом – у степных монголов зубы белее, чем в рекламе зубных паст. Как видите, еда в Монголии имеет значительную мясную составляющую. Вегетарианцу здесь нелегко. В местном ресторанчике или кафешке на его вкус вряд ли что найдется. Уставшие от монгольской кухни могут посетить рестораны, ориентированные на западных туристов, а фрукты и овощи всегда можно купить на рынке. Их привозят из соседнего Китая. Сами монголы не любят заниматься земледелием. Они считают, что земля для мертвых и нельзя их беспокоить. Даже национальные монгольские сапоги загнуты концами. Это для того, чтобы не цеплять землю. Вообще, очень религиозный народ. Вдоль автомобильных дорог, да и в центре Улан-Батора можно увидеть нагромождения камней и палок, увитых синими лентами. Это "Ово" – святое место, где живут духи. Помните рекламу какого-то банка – “Время собирать камни...”ю. Около Ово принято остановиться, попросить духов об удаче и пожертвовать им что-нибудь – монетку, ленточку, сигарету, камень или даже побрызгать водкой. Считается, что расположенные вдоль опасных мест дороги Ово оберегают путешественников. В предпоследний день нашего пребывания в Улан-Баторе мы тоже посетили Ово, кинули монетки на счастье. Затем мы пошли в российское посольство, где я получил свой паспорт с долгоджанной визой. На следующий день мы сбегали на рынок и затарились продуктами (между прочим, были обнаружены наши консервы и эстонское, почему-то варенье). Предстоял долгий, четырехдневный путь до Москвы. В нашем guest house появились новые жители: два парня из Тибета и девушка из Португалии. Они будут восстанавливать буддистский храм. Попрощавшись со всеми, мы покинули гостеприимное и веселое пристанище, и поехали на железнодорожный вокзал. Так как мы основательно накупили провизии, решили ехать на такси. Заплатили 1 доллар. В Улан-Баторе самое большее, что можно заплатить за такси, это 2 доллара, да и то по счетчику. Купив немного пива в дорогу, мы загрузились в поезд. Озеро Байкал, Новосибирск, Екатеринбург, Нижний Новгород – четыре дня пролетели незаметно, и вот уже апрельская Москва, Ярославский вокзал. А через два дня меня уже встречала любимая Рига.


Seko līdzi svaigākajiem jaunumiem

Uzzini par jaunākajiem ceļojumiem un aktualitātēm pirmais